Previous Entry Share Next Entry
Лаэрнен - синда-целитель с берегов Митрима (квента и пост знакомства)
спокойная
morfinwende wrote in venec_izgnania
Добрый день сообщникам и соигрокам.
Давайте знакомиться, персонажа моего зовут Лаэрнэн Хисуи, сейчас он куда чаще отзывается на Хисуи, по имени Лаэрнэн или того реже Лаэр его могу звать разве что те, кто помнит его с берегов Митрима, хотя в целом он не сичтает какое-либо из своих имент слишком личным или устаревшим, хоть и может горько пошутить, что лето его вод кануло в дыму и пару Дагор Браголах.

Лаэрнэн родился и вырос на берегах озера Митрим. Сколько он себя помнил, самым завораживающим зрелищем для него было наблюдать, как наползает легкая дымка тумана с озера вечерами, а на рассвете солнце прошивает лучами эту дымку и туман искрится радугой. Но помнит он эти туманы и в свете звезд.
Лаэрнэн родился до восхода Луны и Солнца, и до прихода чужаков-нолдор. Их дом и еще несколько стояли почти у самой воды в месте, где в озеро впадала река, сбегающая с гор, которые отделяли их долину от больших лесов Дориата. Мать, вместе с другими женщинами, выращивала помимо всяких съедобных плодов лен, пряла и ткала очень красивые тонкие ткани и шила одежду своим мужчинам, отец, в основном кормивший семью охотой и рыбалкой, бывал дома реже, чем того возможно хотелось Лаэру. Мальчик рос домоседом, он охотнее помогал матери, чем принимал участие в охоте вместе с отцом,  он говорил, что ему неприятно убивать зверей, он слышит, как они умирают.  Интуитивно он научился выбирать из всего, что росло вокруг травки, которые могли подарить бодрость или наоборот успокоить волнение, он экспериментировал бы и дальше, но воспротивилась мать: «Если ты хочешь знать травы, не тычься вслепую, иди учиться»
В их поселении не было ни целителей, ни лекарей если случались несчастья, требовавшие врачебной помощи, посылали на лодке через озеро или обходились своими силами. И юный синда впервые надолго покинул дом, отправившись через озеро искать знаний у лекаря, к которому обычно обращались за помощью в его поселении. Учитель распознал в мальчике большой талант не только к пониманию трав и составлению безошибочно действующих зелий, но и мужество оказывать помощь раненым, не бояться крови и боли, и что самое главное, он заметил, что Лаэр лечит не только руками и травами. И что ему нужен учитель, который научит его обращаться со своим целительским даром, а не только с травами и перевязками.
Лаэрнэн вернулся домой, и еще какое-то время жил с семьей, по-прежнему больше помогая матери, и не желая без крайней необходимости принимать участие в охотах.  Однажды через горы, преследуя тварей тьмы - орков, перевалил большой отряд, бой завязался почти на пороге поселения Лаэрнэна, отец и прочие мужчины так же защищали свои семьи и свои дома, а Лаэр впервые оказался один на один без учителя  с действительно серьезными ранами и помогал как мог и умел, не беря в руки оружия. Высокий воин-синда, приведший отряд, попросил позволения у митримских сородичей остаться под их кровом вместе с отрядом и вечером за ужином в разговоре всплыло то, что Лаэр – целитель, не только лекарь, но у него нет учителя. Так синда с берегов озера Митрим попал в Дориат, а там сама Владычица, распознав силу его дара, стала учить его, как им пользоваться и как не причинить вреда ни себе, ни своим пациентам по неосторожности.  Лаэрнэн был благодарным учеником и научился очень многому. За его любовь к туманам, как образу, который он часто использовал, плетя целительские чары, синдар Дориата так и прозвали его Хисуи (Hithui), а ему понравилось. Он и правда любил туманы озера Митрим.
 Лаэрнэн Хисуи вернулся домой, закончив ученичество в год, когда над Белериандом взошли Луна, а затем и Солнце.  Он с огромным удивлением узнал о том, что на берегах озера была битва, что теперь тут, рядом с его сородичами живут какие-то пришлые эльдар, иные, чем коренные жители этих мест. Ему было очень интересно и он, конечно же, тоже  с радостью познакомился с ними, хотя объясняться им по началу было очень трудно, но пришельцы очень быстро учили язык синдар и охотно говорили на нем, рассказывая невероятные вещи. Многие не слишком верили поначалу, но Хисуи говорил с Мелиан,  и потому знал, что все дивные истории про Валинор и Валар – чистая правда. Он стал много времени проводить с нолдор, его притягивал свет в их глазах, сходный с светом майя Мелиан, но если владычица была звездой, то эти горели ярче.
Когда взошло Солнце и на земли Митрима ступило воинство Финголфина, Хисуи очень удивился тому, что те, кто пришел раньше, кажется, не очень рады видеть своих братьев.  Он внимательно слушал разговоры и скоро понял, что и пришельцы не слишком то рады увидеть здесь тех, кто пришел раньше. Такая вражда среди эльдар очень расстроила целителя и он на какое-то время отдалился от нолдор, перестал бывать в их поселении, хотя и наблюдал внимательно со стороны их общение между собой и видел, что вождю тех, кто пришел вторыми удалось удержать своих от нападений, а те, кто пришел раньше – уступили пришельцам и братьям обжитый уже лагерь, уйдя на другую сторону озера.  Теперь ближе к их домам жили пришедшие вторыми. И Лаэрнэну снова стало интересно, он снова стал приходить к ним, слушать их рассказы, иногда рассказывать сам. Ему нравились высокий темноволосый вождь этих нолдор – Финголфин и его старший сын, они были совсем не такими, как Хисуи, и это привлекало его.

(тут можно прописать какие-нибудь знакомства с кем-то из игроков, как на профессиональной почве, так и просто так со времен озера Митрима, полагаю, мы так или иначе знакомы с целителями и лекарями, хотя бы шапошно, возможно с кем-то еще, Хисуи не экстраверт, но на общение, обращенное к нему, идет охотно, он в целом весьма любознателен)

Из рассказов и общения Хисуи знал, что старший брат тех, кто пришел первыми, попал в плен в черные горы и честно сказал им тогда, что лучше бы их брату посчастливилось там погибнуть поскорее, так же он сказал и Фингону, когда об том как-то зашла речь. И он не поверил своим ушам, когда узнал, что Фингон отправился искать своего друга и родича с желанием спасти. Он скорее расстроился, когда узнал об этом, это был с его точки зрения очень безрассудный и гибельны поступок. А потом как-то к ним на взмыленной лошади прискакал посланец, который приехал за Хисуи, вернулся сын вождя и не один и там очень нужна помощь целителей, потому что их собственный уже вымотались до предела, а помощь все еще нужна. И конечно Хисуи поехал.

(тут наверное надо согласовать этот момент с Финдекано, с Маэросом и с теми целителями, которые могли иметь отношение к процессу излечения)

Когда стало понятно, что рыжий нолдо по имени Маэдрос выживет, Хисуи уже успел как-то привыкнуть к этим не таким, как его сородичи, эльдар. И в целом привязаться и к Фингону и к своему пациенту. И как-то так само получилось, что он все больше времени проводил в лагере нолдор, а не у себя дома. Когда произошли события с передачей короны и расселением нолдор, Лаэрнэн окончательно решил, что как бы он ни любил туманы озера Митрим, его место рядом с родом Финголфина и покинул берега Митрима, перебравшись в Дор-Ломин следом за Фингоном.
Однако он не жил там постоянно, а довольно часто навещал своих родных и в целом предпочитал жить так, как привык, не в каменных домах нолдор, а в небольшом доме, построенном на берегу реки. Но всегда с радостью приходил на общие праздники и если Фингону была нужда уезжать куда-то, он часто сопровождал его, говоря, что ему нравится путешествовать и что «туман еще никому в дороге не вредил»
Лаэрнэн больше не бывал в Дориате после окончания ученичества, хотя ему была дарована возможность вернуться туда, когда он захочет.
Лаэрнэн участвовал в Дагор Браголах, когда силы Финголфина отражали натиск темных сил на Хитлум, сражаясь за жизни раненых и помог многим, но сам был также ранен и известие о гибели государя подкосило его еще сильнее. Он стал очень молчалив и замкнулся в себе. Те, кто лечил его рану, даже опасались, что все в совокупности может как-то повлиять на его целительский дар, но этого не случилось. И после выздоровления  Лаэрнэн вернулся к Фингону и принес ему клятву верности, и больше не возвращался в свой дом у реки, оставаясь рядом с новым государем.
Хисуи мало имел опыта даже общения с людьми, так как до Браголах хоть и жил в Хитлуме, но все ж таки немного особняком, общаясь в основном с эльдар двух народов, за людьми он наблюдал, но они ему не слишком понятны, так что  близкой дружбы он ни с кем из них он не искал.
В Браголах лечил не глядя на расу, как мог и как чувствовал, но сам это опытом не считает, потому что помнит мало что из этого кровавого кошмара.
Что же касается истории Лютиен, то по началу целитель воспринял ее скорее как небылицы, мало ли что болтают. Лютиен он помнил по Дориату, хотя и видел мельком, не общался почти. То, что она в итоге связала свою судьбу с человеком, ему не понятно, но то, что они совершили, кажется ему как-то даже логичным потому что это невероятный союз, не бывалый, а значит ему суждено сотворить небывалые вещи. Но подробностей истории Хисуи не знает и не слишком стремится узнать.

Буду рад завязкам, договоренностям и старым и новым знакомым. По идее его очень многие могут знать хотя бы шапошно, он очень-очень давно живет в Хитлуме.

  • 1
(Рад видеть знакомого человека :D)
Я из нолдор, друзей Финдекано, хожу за ним едва ли не всюду, поэтому очень хочу если не дружбы, то обоюдоблагостного общения :)

С удовольствием обсужу варианты :) в личку? Можно в дайри :)
Хисуи из-за специфики дара совсем близкую дружбу заводит долго и медленно, но он таааааак давно живет в Хитлуме и большую часть времени где-то около Фингона, что уж как минимум доброе приятельство должно было возникнуть.

Здорово! Прошу прощения за поздний ответ, в дайри сейчас постараюсь написать )

Понмишь Койро с БСП? Так вот, это я (только без семьи), мы с Митрима знакомы, т.к. ээээ работали совместно. На Хитлуме я появился вговь несколько времени назад, примерно тогда же, когда Берен и Лютиэн повились в Дориате уже после Ангбанда. Собственно, я тоже оттуда же бежал, теперь пытаюсь жить заново. Буду надеяться на помощь в этом деле, т.к. целительский дар мой вышел весь... Но ведь можно лечить не даром, а знанием и умением, верно? А это, кажется, осталось.

Помню. Работали с тем самым пациентом в том числе, так?
Буду рад и снова видеть живым и как-то помочь научиться жить заново и чем Валар не шутят, может смогу чем-то помочь.

Могли видеться неоднократно. Живу у Митрима почти постоянно еще со времен до Дагор Аглареб. Возможно, меня тоже пытались лечить, но поняли, что это бесполезно - кости только что обратно раздробить можно, чтоб заново сложить, а вряд ли это делалось, если не сильно мешает жить. ВО время Дагор Браголлах тоже могли встречаться, но только в палатах раненых - пострадал еще в самом начале и весьма долго провалялся в одной из крепостей Дор-Ломина (не главной).

  • 1
?

Log in